на главную страницу

28 Декабря 2002 года

Тема номера

Суббота

СИЛА ОФИЦЕРСКОГО БРАТСТВА

Геннадий МИРАНОВИЧ, «Красная звезда».



Недавно наша газета рассказала об очередной благотворительной акции Ассоциации офицеров запаса Сухопутных войск «Мегапир» (сверхпрочный сплав) - ее представители побывали в редакции «Красной звезды», где вручили именные свидетельства на получение стипендий детям нашего безвременно ушедшего из жизни коллеги подполковника Андрея Матяха. А уже через несколько дней им были вручены и сами стипендии. Собственно, это и стало поводом для нашей встречи с руководителем управления благотворительных фондов ассоциации «Мегапир» генерал-полковником запаса Юрием БУКРЕЕВЫМ.

     

Визитная карточка

     Юрий Дмитриевич Букреев родился 19 мая 1941 года в селе 2-я Алексеевка Курской области. Окончил Ташкентское танковое училище, военные академии бронетанковых войск и Генерального штаба. Служил на всех командных должностях - от командира взвода до командарма. Был начальником штаба Туркестанского военного округа, начальником Главного штаба, затем Главного управления Сухопутных войск - заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.


     - Юрий Дмитриевич, вся ваша военная карьера связана с Сухопутными войсками, которым в 90-е годы досталось, пожалуй, больше всех. По крайней мере ни один другой вид Вооруженных Сил не подвергался столь радикальному сокращению и переустройству, что называется, снизу до верху. Это, кстати, отразилось и на вашей личной судьбе. Однако же и после увольнения в запас вы, как видно, не намерены расставаться с этими многострадальными войсками...
     - К слову о «многострадальности». В 1991 году, когда меня назначили на Главный штаб Сухопутных войск, они насчитывали 1,2 миллиона человек, в их составе было 16 военных округов, более 20 армий, 17 армейских корпусов, более 170 дивизий. Это и полностью укомплектованные, и менее укомплектованные, для развертывания которых до полного штата требовалось определенное время. Наша зарубежная группировка ни в чем не уступала такой же натовской. Это был действительно паритет: у них 41 дивизия и у нас примерно столько же. А десять лет спустя, в 2001 году, когда я уходил в запас, Сухопутные войска России уже насчитывали 317 тысяч человек, в их составе было 7 (сейчас 6. - Г.М.) военных округов.
     Так что нашим Сухопутным войскам действительно, как вы выразились, досталось в 90-е годы. Начиная с объявления о строительстве Вооруженных Сил России в 1992 году или даже раньше, с началом вывода группировок Советской Армии из-за рубежа, которые были, как известно, в основном сухопутными. Да и само по себе реформирование Вооруженных Сил у нас до недавнего времени объективно сводилось лишь к их сокращению.
     - В то же время у нашего бывшего противника ничего не изменилось.
     - Более того, первая волна новых членов НАТО, как известно, усилила блок на 5 дивизий, 500 боевых самолетов, 50 кораблей, около 3 тысяч танков, более 5 тысяч артиллерийских орудий. Свыше 40 бригад, около 500 боевых самолетов, 3 тысячи танков, около 50 боевых кораблей и более 100 вертолетов “принесет” ему, по оценкам экспертов, новая (нынешняя) волна расширения.
     Я не сторонник нагнетания военного психоза, да и нет смысла гнаться нам за ними сегодня, но все же, думаю, хотя бы по минимуму дивизий 8-12 постоянной готовности надо иметь для прикрытия Госграницы, развертывания резервов. Во всяком случае когда мы в свое время в Главном штабе просчитывали минимально необходимую численность войск для создания устойчивых группировок на важнейших направлениях, то останавливались на 450-500 тысячах. Тут еще надо иметь в виду и вот что. Меньшая численность войск не позволяет подготовить соответствующие резервы. Ведь из этих 500 тысяч лишь половина - солдаты и сержанты, которые, отслужив срочную, уходят в запас. Остальные - офицеры и прапорщики.
     - Но у нас сейчас курс на профессиональную армию...
     - Это хорошо, и я не понимаю “военных реформаторов” типа Бориса Немцова, разглагольствующих о том, что мы, генералы, якобы против профессиональной армии. Чушь! За время службы я побывал во многих странах, в том числе в таких, где есть профессиональные армии. Вместе с американскими профи водил их танки. Представьте себе экипаж: командир - 11 лет службы, механик-водитель - 7 лет... Да с такими мужиками работать одно удовольствие! Какой же офицер или генерал будет против этого? Тут дело в другом. Ведь тот же эксперимент по переводу 76-й воздушно-десантной дивизии на контрактную основу, о котором сейчас так много шумят газеты и телеведение, идет трудно не потому, что ему мешают “генералы-саботажники”.
     Американцы шли к профессиональной армии 15 лет. И начинали с социальной сферы. Там контрактнику не надо заботиться о крыше над головой. Его труд достойно оплачивается государством. У них хорошо продумана и четко работает система льгот. А главное - ихний хваленый профи не занимается заготовкой овощей, мытьем посуды на кухне и прочими хозяйственными работами. Он занимается исключительно боевой подготовкой. А это ко всему прочему еще и интересно: ведь он имеет дело с самыми современными системами вооружения. Потому там и нет отбоя от волонтеров, в очереди стоят по 13 человек на одну вакансию.
     А теперь вспомните, что было у нас в 1994-1995 годах, когда мы опять же под давлением некоторых одержимых реформаторским зудом политиков попытались ввести контрактную службу. Да, пользуясь царившей в стране безработицей, мы набрали 110 тысяч добровольцев. Но уже через полгода 60 тысяч из них ушли из армии. Почему? Потому что их бросили в палатки, денежное довольствие выплачивали через пень-колоду, не обеспечили в должной мере обмундированием, продовольствием. Вместо боевой подготовки контрактникам пришлось заниматься обустройством своих военных городков и прочими хозяйственными делами. Какой уважающий себя молодой человек согласится на такое?
     Сейчас, проводя псковский эксперимент, руководство страны поступает более осмотрительно: параллельно с комплектованием дивизии создается вся необходимая инфраструктура. Остается только пожелать некоторым особо нетерпеливым реформаторам, чтобы они не торопили военных своими популистскими прожектами. Всему свое время. Не может же быть в конце концов, чтобы те горькие уроки, которые мы уже получили в результате неподготовленных попыток перевести армию на контрактную основу, никого ничему не научили.
     Вот так. А вы спрашиваете, намерен ли я расстаться с Сухопутными войсками. Как же с ними расстаться, если тут все только начинается?! Мы, ветераны, тоже можем быть полезными в новом деле. А ветеранская организация центрального аппарата Сухопутных войск во главе с генерал-лейтенантом запаса Василием Петровичем Заплатиным, в которую мы все входим, насчитывает, между прочим, около 600 человек. Не подаваться же всем в политику...
     Нельзя забывать и о том, что Сухопутные войска, начиная с ввода в Афганистан в 1979 году, по сути дела, непрерывно участвуют в боевых действиях. Мы считаем своим долгом поддержать раненых, помочь детям погибших офицеров. В частности, уже четыре года Ассоциация “Мегапир” выплачивает 97 стипендий (по 500 рублей каждая) детям офицеров, погибших в различных “горячих точках”. С 2001 года в рамках ассоциации действует фонд поддержки офицеров запаса Сухопутных войск “Офицерское братство”, возглавляемый Маршалом Советского Союза Дмитрием Тимофеевичем Язовым. Есть также благотворительный фонд “Мегапир”, где президентом маршал артиллерии Владимир Михайлович Михалкин. Активно работает группа поддержки программ начального экономического образования “Достижения молодых” во главе с подполковником запаса Александром Александровичем Самусевым.
     Большой популярностью в войсках и в регионах, насколько я знаю, пользуется диплом “За личный вклад в укрепление могущества России”, учрежденный форумом “Общественное признание”, исполнительным директором которого является полковник запаса Борис Михайлович Самсонов. Достаточно сказать, что в высший совет форума входят такие известные в стране и за ее пределами люди, как академики Евгений Павлович Велихов, Жорес Иванович Алферов, председатель правления Союза писателей России Валерий Николаевич Ганичев и другие.
     Есть у нас интересные, на мой взгляд, задумки, осуществление которых может способствовать оживлению боевой подготовки в возрождающихся Сухопутных войсках...
- Кстати, о возрождении. Прежде всего это, видимо, касается главкомата Сухопутных войск, с начала работы по восстановлению которого минул год. Как вы оцениваете его сегодняшнее состояние?
     - Давать подобного рода оценки - задача соответствующих инстанций, так что пусть это будет нечто вроде взгляда со стороны...
     Дело в том, что еще в мою бытность начальником Главного управления Сухопутных войск нам удалось, пусть и в урезанном виде, сохранить основные подразделения главкомата. Сейчас они восстановлены полностью. Но не надо рассматривать вид Вооруженных Сил лишь как набор всяких там БТР, БМП, стрелкового и прочего оружия. Тем более когда речь идет о Сухопутных войсках, где в миниатюре представлены чуть ли не все элементы Вооруженных Сил. Здесь все должно быть особенно строго и точно сбалансировано, чтобы не получалось, к примеру, так: средства огневого поражения могут действовать на дальность до 60 километров, а средства разведки - на 3-5 км. Для этого нужны и свои научные подразделения, которые, кстати, имеются во всех видах Вооруженных Сил, кроме Сухопутных войск, и свои технические службы, и свой тыл. Нужен набор соответствующих управленческих структур, посредством которых главком мог бы самостоятельно решать все проблемы, связанные с развитием войск и их подготовкой. Тогда, может быть, и перестала бы наша артиллерия бить по площадям, расходуя горы боеприпасов там, где требуется точечный удар. Можно, конечно, и впредь работать на иностранной элементной базе. Но тогда надо быть готовыми к тому, что в случае войны мы вообще окажемся не ремонтноспособны.
     Не выиграешь войну и без резервов. Когда-то главкомат Сухопутных войск называли главкоматом резервов. После же его расформирования на протяжении целого ряда лет проблемами мобготовности на государственном уровне практически никто не занимался. Значит, и эту функцию главкомата надо восстанавливать.
     - Спасибо, Юрий Дмитриевич, за откровенный “взгляд со стороны”, однако вернемся к добрым делам “Мегапира”. Недавно с интересом прочел книгу Д. Язова “Удары судьбы (воспоминания солдата и маршала)”, за помощь в издании которой автор благодарит ассоциацию. То есть вы занимаетесь и редакционно-издательской деятельностью?
     - Скорее, помогаем тем, кому есть что сказать людям. Кроме названной книги, мы издали материалы научно-практической конференции, посвященной 60-летию битвы под Москвой (эту серию будем продолжать), с нашей помощью готовятся к изданию мемуары маршала артиллерии Михалкина, некоторых других известных военачальников.
     В рамкакх шефской работы выезжаем в гарнизоны, в том числе отдаленные. В частности, недавно побывали в гарнизонах 58-й армии Северо-Кавказского военного округа, где взяли шефство над одним из полков, подарили воинам видеоаппаратуру, провели “круглый стол” в прямом эфире на местном телевидении. Шефствуем также над артиллерийским полком Таманской дивизии. Планируем оказать помощь Военному университету в компьютеризации учебного процесса. Вообще надо сказать, что в последнее время во многом благодаря руководителю Ассоциации “Мегапир” полковнику запаса Александру Николаевичу Каньшину, который, собственно, и является организатором и вдохновителем всех этих начинаний, наша благотворительная деятельность приобретает плановый характер.
     - Очевидно, это можно рассматривать и как показатель финансовой состоятельности ассоциации, которая, если я правильно осведомлен, занята в сфере строительства. Не с этим ли связаны и ваши планы по оживлению боевой подготовки в войсках, о чем вы обмолвились выше?
     - Конечно, чем лучше идут дела у ассоциации в целом, тем больше возможностей для благотворительности. Что же касается стимулирования боевой подготовки, то этим мы занимались и раньше. Например, ежегодно вручали дипломы победителям состязаний на звание лучшего специалиста среди офицеров родов войск, специальных войск, подразделений технического и тылового обеспечения. К дипломам прилагались именные часы. Солдатам, соответственно, вручали грамоты. Но в следующем году мы по договоренности с главкомом Сухопутных войск - заместителем министра обороны генерал-полковником Николаем Викторовичем Кормильцевым решили сделать шаг вперед в стимулировании ратного труда. В июне на Лужском полигоне проведем состязания офицеров-артиллеристов, где они покажут свое мастерство в огневой подготовке. А в ноябре на одном из полигонов МВО пройдет финальная часть состязаний офицеров столичного округа. Здесь они будут оцениваться по трем параметрам: личная подготовка, тактическая подготовка, положение дел в подразделении. Потом этот опыт перенесем и в другие военные округа.
     И, наконец, самое главное - победитель состязаний в обоих случаях получит... легковой автомобиль! Приличные призы предусмотрены также за второе и третье места. Думаю, что в год десятилетия ассоциации это будет одна из наиболее значимых наших акций. После новогодних праздников мы вместе с Главным управлением боевой подготовки уже приступаем к разработке механизма проведения состязаний.
     - Что ж, это сообщение наверняка станет хорошим новогодним сюрпризом для тех, кто сейчас в
     классах и на полигонах кует мощь возрождающихся Сухопутных войск России. Пожелаем им успеха. А вам и всем, кто причастен к благородным делам “Мегапира”, спасибо за поддержку. И с Новым годом!

     В следующем году мы по договоренности с главкомом Сухопутных войск - заместителем министра обороны генерал-полковником Николаем Викторовичем Кормильцевым решили сделать шаг вперед в стимулировании ратного труда. В июне на Лужском полигоне проведем состязания офицеров-артиллеристов, где они покажут свое мастерство в огневой подготовке. А в ноябре на одном из полигонов МВО пройдет финальная часть состязаний офицеров столичного округа. Здесь они будут оцениваться по трем параметрам: личная подготовка, тактическая подготовка, положение дел в подразделении. Потом этот опыт перенесем и в другие военные округа.
     И, наконец, самое главное - победитель состязаний в обоих случаях получит... легковой автомобиль! Приличные призы предусмотрены также за второе и третье места.



Назад

Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени
автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства Rambler's Top100 Service Aport Ranker