на главную страницу

6 Декабря 2005 года

ПРОФЕССИОНАЛ

Вторник

КОНТРАКТ НА МИРОТВОРЧЕСТВО

На вопросы «Красной звезды» отвечает командующий Оперативной группой российских войск в Приднестровском регионе Республики Молдова генерал-майор Борис СЕРГЕЕВ

Беседу вел Виталий ДЕНИСОВ, «Красная звезда».



Разработанная в 2003 году Федеральная целевая программа «О переходе к комплектованию должностей ряда соединений и воинских частей военнослужащими, проходящими военную службу по контракту» на 2004 – 2007 гг. явилась знаковым событием в жизни страны, ее Вооруженных Сил, убедительно свидетельствующим о том, что реформирование в деле дальнейшего укрепления обороноспособности государства носит реальный, а главное, действенный характер. Ведь тысячи воинов-контрактников уже заняли свое место в ратном строю.
  Безусловно, это говорит о том, что перевод Вооруженных Сил на контрактную основу – не мероприятие-лозунг, не звучная политическая декларация на потребу дня, а важнейшее и эффективнейшее средство решения актуальной задачи по обеспечению обороноспособности страны. Причем средство, глубоко продуманное с организаторской и финансовой точек зрения. В разработке Федеральной целевой программы принимали активное участие не только представители Министерства обороны РФ, но и Министерства экономического развития и торговли, Минфина, других министерств и ведомств. Принимали, следовательно, глубоко изучали, тщательно взвешивали, серьезно оценивали суммарную потребность в финансировании всего комплекса мероприятий, связанных с реализацией ФЦП.
  Другой вопрос, что жизнь вносит коррективы в любые планы. Поэтому не случайно, что в ходе своего выступления на совещании руководящего состава Вооруженных Сил Российской Федерации в начале ноября нынешнего года министр обороны РФ Сергей Иванов говорил о необходимости корректировки расходов на выполнение самой Федеральной целевой программы. Напомним: речь шла о том, что в проект бюджета на следующий год вновь заложена сумма, которая с учетом инфляции меньше той, что предусмотрена паспортом программы (а всего за два года недофинансирование ФЦП составляет 4 млрд. 88 млн. рублей).
  И все же дело идет. Как известно, в рамках программы в течение 2005 года на контракт переводятся 40 соединений и воинских частей постоянной готовности, и на 1 ноября они уже укомплектованы на 70 процентов. К концу года в них будут проходить службу более 42 тысяч солдат и сержантов-контрактников. В 2006 году контрактниками будут укомплектованы еще 20 частей общей численностью более 31 тысячи человек.
  Все это безусловные достижения. Однако «за кадром» подчас остаются части, не попавшие в перечень участников ФЦП, но по сути являющиеся контрактными. Некоторые из них хоть и не носят «титула» частей постоянной готовности, на самом деле находятся на передовом рубеже и выполняют не только учебные, но и иные задачи, связанные подчас с риском для жизни. Почему так случилось, вопрос отдельный, хотя и не праздный. Но очевидно одно: перевод на добровольный принцип комплектования не всегда тесно увязан со «статусностью». Порой для реализации «контрактных» планов нет необходимости затрачивать бюджетные средства. Контрактная служба кое-где утверждается едва ли не сама собой как наиболее жизнеспособная форма взаимоотношений между государством и человеком в погонах.
  Именно о таком «эксперименте поневоле» наш сегодняшний рассказ.

     

     
Визитная карточка

     Сергеев Борис Николаевич родился 17 января 1950 года в г. Оренбурге. Окончил Свердловское высшее общевойсковое командное училище, Военную академию бронетанковых войск, Академию Генерального штаба Вооруженных Сил РФ. Проходил службу в Группе советских войск в Германии, Московском, Прикарпатском, Уральском военных округах. В Оперативной группе российских войск в Приднестровском регионе Республики Молдова с 1996 года. В январе 2002 года назначен на должность командующего ОГРВ. Награжден орденом «За военные заслуги».
     

     - Борис Николаевич, части и подразделения ОГРВ не вошли в перечень частей, подпадающих под действие ФЦП. Вы можете взглянуть на все как бы со стороны, а значит, в какой-то степени более объективно и беспристрастно. Каково ваше отношение к реализации Федеральной целевой программы по переводу соединений и частей на контрактную основу в целом?
     - Программа эта своевременная. И время убедительно доказало, что курс взят верный. Другой вопрос, что в ходе реализации ФЦП выявилось много подводных камней, которые при теоретических рассуждениях и разработке программы были не видны.
     Это касается не только социальных аспектов. Стало понятно, что для эффективной боевой учебы и работы одной только денежной мотивации и перспективы получения жилья недостаточно. Необходима новая система морально-политического воспитания военнослужащих и более тщательный отбор кандидатов. Кроме того, создание подлинно профессиональной армии невозможно без формирования подготовленного корпуса сержантов-контрактников. Это задача, требующая первоочередного внимания. Не случайно совсем недавно вице-премьер правительства – министр обороны РФ Сергей Иванов заявил: «Военное ведомство выступает за создание института профессиональных сержантов не только в частях постоянной готовности, но и в учебных подразделениях и так называемых линейных частях, где на должностях рядового состава будут проходить службу военнослужащие по призыву».
     

     
СПРАВКА

     Оперативная группа российских войск в Приднестровском регионе – это немногим менее 1,5 тыс. человек. Размещаемся мы в гарнизонах Тирасполь, Бендеры, Дубоссары и Колбасна.
     Группа укомплектована более чем на 90 процентов. Основные задачи – выполнение миротворческой операции, обеспечение сохранности находящегося в ПРРМ оружия, военной техники, боеприпасов, материальных средств, а также действия во внезапно возникающей ситуации по решению Генерального штаба Вооруженных Сил РФ.

     

     Мы, кстати, в ОГРВ эту проблему уже давно успешно решаем, отбирая на должности младших командиров наиболее подготовленных контрактников. С ними проводятся плановые учебные и методические занятия, используются другие формы их подготовки. И результат налицо: большинство сержантов и старшин оперативной группы сами стали учителями, наставниками и воспитателями подчиненных, будь то такие же добровольцы или военнослужащие по призыву. Я уж не говорю о том, что наличие в подразделениях более старших по возрасту и обладающих большим жизненным опытом сержантов положительно сказывается на состоянии правопорядка и воинской дисциплины.
     - Насколько укомплектована контрактниками Оперативная группа российских войск?
     - Почти 85 процентов военнослужащих ОГРВ – это контрактники, и лишь 15 процентов служат по призыву, главным образом в подразделениях обеспечения.
     Контрактники – это российские граждане. Так получилось, что граждан других государств, как сейчас разрешено по закону, в ОГРВ нет. Но есть местные жители, те, кто отслужил еще в Вооруженных Силах Советского Союза и в Российской армии и прошел обязательную проверку в ФСБ. Кстати, и те две сотни срочников, которые проходят службу в группе, прибыли из Москвы и Московской области, Липецкой области, Йошкар-Олы – хорошие солдаты. Хотя основу ОГРВ, повторюсь, составляют контрактники.
     - А чем объясняется то, что ставка сделана именно на добровольцев?
     - Приднестровье хоть и «остывающая», но все же «горячая точка». Думаю, что в таком регионе, где одной из главных задач остается выполнение миротворческой операции, обеспечение порядка в более чем 200-километровой зоне безопасности вдоль Днестра, такая позиция более чем оправданна. Службу здесь должны нести именно профессионалы.
     - И как осуществляется их подготовка?
     - Мы учли в своей деятельности опыт тех соединений и частей, которые переходят на контрактный принцип комплектования в рамках ФЦП. Хотя у нас накоплено немало собственных наработок, которыми мы готовы поделиться.
     Если коротко, то схема выглядит так. Каждый отобранный военнослужащий, прибывающий в ОГРВ, проходит обязательный курс подготовки – освежает в памяти или получает новые знания по своей воинской специальности. Но самое главное не это, а то, что непосредственно с контрактниками работают их будущие командиры. В результате в частях и подразделениях, которые дислоцированы в Приднестровском регионе Республики Молдова, готовят как одиночных солдат-контрактников, так и целые отделения, которые потом куда более успешно проходят процесс боевого слаживания в звене «взвод – рота».
     - Учитывается ли при этом психологический аспект, другие факторы?
- Обязательно! В течение трехмесячного испытательного срока мы внимательно изучаем каждого для того, чтобы избежать появления в строю случайных людей. Работает и специальная группа профотбора. Ее главная задача - протестировать контрактника, понять, кто он и зачем к нам пришел. Начинается эта работа с изучения военнослужащих. Со всеми военнослужащими по контракту (кандидатами для поступления на военную службу по контракту из числа военнослужащих срочной службы и из числа военнослужащих, уволенных в запас, – граждан РФ, проживающих в регионе дислокации ОГРВ) работают опытные офицеры под руководством моего заместителя по      воспитательной работе полковника Александра Плахотнюка и подполковника Вячеслава Бундуки. По итогам работы группы профессионального психологического отбора выносится решение о профпригодности желающего служить по контракту. Кроме того, на базе нештатного Центра психологической помощи и реабилитации в рамках работы нештатной Группы профессионального психологического отбора проходят социально-психологическое обследование военнослужащие, прибывающие в ОГРВ для дальнейшего прохождения службы по контракту из военных комиссариатов РФ. К примеру, в 2004 году во время отбора кандидатов из числа военнослужащих, находящихся в запасе, для прохождения военной службы по контракту был обследован 51 человек, и 18 кандидатам был вынесен «приговор»: «Не рекомендуется для прохождения военной службы по контракту». Для тех же, кто по всем параметрам соответствует предъявляемым требованиям и у кого есть желание, как говорится, верой и правдой служить Родине, мы готовы делать все возможное, чтобы военная профессия стала для них не временной, а основной, главной в жизни.
     Кроме того, в обязанности офицеров-воспитателей, психологов входит организация работы по обеспечению привлекательности выбора военной судьбы среди тех, кто сегодня проходит службу по призыву. Военнослужащим доводят положения нормативных правовых актов, устанавливающих льготы, гарантии и компенсации, предоставляемые контрактникам. Разъясняют нормы денежного довольствия.
     - Сколько, кстати, получает сегодня российский контрактник в Приднестровье?
     - Поначалу около 4 тысяч рублей. Это, понятно, меньше, чем в частях постоянной готовности, подпадающих под действие ФЦП, но желающих служить у нас меньше не становится. Потому что есть перспектива – некоторые старшины-контрактники получают у нас побольше младших офицеров – до 10 тысяч и более. За несение службы в составе миротворческого контингента положены дополнительные выплаты. С учетом уровня жизни в регионе деньги очень неплохие. Не случайно значительная часть добровольцев проживает не в общежитиях на территории части, а снимает частное жилье. Причем затраты на эти цели редко превышают десятую часть их денежного содержания.
     Тем не менее командование отдает себе отчет в том, что желание служить – и служить хорошо – определяется не только деньгами. Поэтому мы изыскиваем иные стимулы для стимулирования военнослужащих по контракту. В частности, уже который год практикуется заочное обучение военнослужащих в различных учебных заведениях, в том числе в филиалах российских вузов. И это далеко не все, что предлагается сегодня добровольцу.
     - Как бы вы оценили уровень боеготовности подчиненных частей и подразделений группы войск?
     - Процесс боевой учебы осуществляется беспрерывно. Даже с учетом того, что личный состав вынужден нести караульную службу через два дня на третий, командование частей и подразделений планирует и проводит стрельбы, вождение боевых машин, ротные тактические учения, - наша полигонная база позволяет это делать.
     - ОГРВ является основой российского миротворческого контингента в зоне былого вооруженного конфликта. Как строятся планы боевой подготовки с учетом специфики задач, выполняемых «голубыми касками»?
     - Подготовка подразделений «голубых касок» осуществляется по специальной программе. Мы учим солдат и офицеров не только действовать в экстремальных условиях, но и умению просто разговаривать с людьми. Хотя основной упор делается, конечно, на боевую подготовку. Военнослужащие даже обычные упражнения по программе учебных стрельб выполняют по особым нормативам, учитывающим особенности действий в условиях населенных пунктов, лесистой местности. То же касается подготовки водителей, саперов.
     - Вернемся все же к «контрактной» теме. У вас есть какие-то жесткие критерии отбора кандидатов? Скажем, учитывается ли их боевой опыт, который они, возможно, получили во время предыдущей службы по призыву в Таджикистане, Чечне, в других «горячих точках»?
     - Отбор в ОГРВ довольно жесткий. Хотя, чего греха таить, прошли мы и через период, когда к нам приходил контингент по принципу «На тебе, боже, что нам негоже». Один лишь пример: из 35 человек, прибывших в 2004 году в один из мотострелковых батальонов из военных комиссариатов МВО, на сегодняшний день остались служить только 5 человек, т.е. 14 процентов от общего числа.
     Но ситуацию нам удалось переломить, и сегодня у нас есть из кого выбирать. Желающих служить в ОГРВ достаточно много. Наши критерии – физическое и моральное здоровье, военная подготовка, достаточный уровень образования. Безусловно, приоритет людям, понюхавшим пороху, побывавшим в «горячих точках». Принципиально важно также желание потенциального контрактника служить. Если со всем этим у него порядок, то остальное – наша забота. Подготовить, обучить солдата, сделать из него настоящего профессионала мы сумеем.
     - Контрактники по большей части люди зрелые и умелые. Но приходит и молодежь. Плюс к этому социальные различия, уровень образования. Не возникают ли проблемы на этой почве? Нет ли сложностей в управлении добровольцами у молодых офицеров?
     - Сразу скажу, что «дедовщины» и прочей «шелухи» у нас просто нет. Большинство прошедших отбор контрактников имеют четкую цель в жизни, они сделали вполне осознанный выбор и отвечают за свои поступки. Им не до глупостей, они понимают, зачем пришли в армию и чего хотят достичь в жизни. Да и напряженный график службы и боевой учебы практически не оставляет времени на разные глупости. Да что там говорить, если за весь 2004 год военнослужащими по контракту, проходящими службу в ОГРВ, совершено всего одно(!) грубое нарушение воинской дисциплины… КОНТРАКТ НА МИРОТВОРЧЕСТВО
     

     
СПРАВКА

     Командованием ОГРВ разработан ряд документов, регламентирующих деятельность должностных лиц в сфере информационно-психологической работы с личным составом (приказ командующего ОГРВ «О мерах по повышению эффективности психологической работы в воинских частях Оперативной группы российских войск в Приднестровском регионе Республики Молдова», Рекомендации должностным лицам ОГРВ по организации изучения индивидуально-психологических и личностных качеств подчиненных, методические рекомендации должностным лицам ОГРВ по организации индивидуально-воспитательной работы с подчиненными) с учетом специфики дислокации оперативной группы.
     

     По поводу взаимоотношений с командирами могу сказать одно: в вузах и на военных кафедрах надо перестраивать работу так, чтобы лейтенант-выпускник умел работать с любыми категориями подчиненных. Это касается как собственных профессиональных знаний и умений, так и воспитательного аспекта – с седым, тертым контрактником приходится строить отношения совсем не так, как с восемнадцатилетним пацаном.
     Но возраст делу не помеха, хотя в ОГРВ действительно около 35 процентов военнослужащих по контракту старше по возрасту и обладают большим жизненным опытом, чем непосредственные командиры. Но знаю точно: если добровольцы, послужившие не один год, видят, что офицер умеет командовать, принимать грамотные решения в любой обстановке, вникает в их нужды, заботится о подчиненных, – они подчиняются ему беспрекословно. Другое дело, что эта проблема нас в ОГРВ не очень беспокоит – в нынешнем году к нам прибыли всего два молодых лейтенанта. Большинство же офицеров имеют достаточный опыт (в том числе и боевой) и умело командуют подразделениями, укомплектованными военными профи.
     - Борис Николаевич, контрактник–военнослужащий, которому положены дополнительные права. Насколько полно они реализуются?
     - В этом вопросе есть определенные сложности. Объем задач по охране и обороне объектов ОГРВ, выполнение мероприятий жизнеобеспечения, интенсивность боевой подготовки таковы, что при нынешней штатной численности более 80 процентов военнослужащих по контракту несут службу в суточных нарядах 11 – 15 раз в месяц, а в батальоне, выполняющем задачи по поддержанию мира и правопорядка в составе миротворческих сил несение службы на постах и в нарядах составляет до 22 – 25 суток в месяц. Нагрузки, сами понимаете, еще те! Выходных дней - не так уж и много, отдых – преимущественно во время отпусков. Но люди не ропщут, служат на совесть. Потому что осознают важность своей миссии в регионе, потому что взамен получают зачисление льготной выслуги, денежное довольствие в полуторном размере, а для военнослужащих миротворческих батальонов - в двойном... Да просто потому что они крепкие парни и настоящие профессионалы!
     - Можно ли говорить о том, что добровольцы крепко держатся за армию?
     - Большинство – очень крепко. Мы уже достаточно давно отмечаем низкую текучесть кадров военнослужащих по контракту, даже несмотря на значительные физические и психологические нагрузки, ненормированность рабочего дня, значительное количество нарядов. Так, за минувший 2004 год уволились по окончании контракта - 22 военнослужащих, по личным обстоятельствам – всего 20. Для сравнения: в нынешнем году не стали продлевать контракт лишь 2 добровольца. В то же время перезаключили контракты 88 военнослужащих ОГРВ. Из них 22 из тех, кто проходил здесь срочную службу.
     - А есть ли у кого-то стремление сделать военную карьеру?
     - Многие действительно избирают для себя военную стезю. Достаточно сказать, что с 2001 года 15 наших контрактников стали офицерами. Еще 6 имеют звание прапорщика. Только в нынешнем году для обучения на курсы младших лейтенантов убыли 8 военнослужащих-добровольцев. Уверен, что из них получатся прекрасные командиры.
     - В частях и подразделениях ОГРВ немало добровольцев, которые не сегодня-завтра будут участвовать в новой накопительно-ипотечной системе получения жилья. Какая работа ведется в этом направлении?
     - Она еще только начинается. Но, думаю, эта система позволит в значительной мере усилить привлекательность военной службы по контракту. Потому что принцип «лучше и дольше служишь – получаешь быстрее квартиру» должен и будет стимулировать военнослужащих более качественно исполнять свои обязанности.
     - Ну вот мы и подошли, Борис Николаевич, к проблемам. Знаю, что перед группой войск остро стоит вопрос паспортизации. У военнослужащих и членов их семей нет внутренних российских паспортов, регистрации на территории России, а, значит, нет страховых полисов, пенсионных страховых свидетельств и т.д. Как вы выходите из положения?
     - При заблаговременном оформлении всех необходимых документов любой офицер, военнослужащий-контрактник при прибытии на российскую территорию может в течение 1 – 2 недель оформить паспорт гражданина. Но в целом это проблемы не решает. В настоящее время лишь 7 процентов военнослужащих имеют внутренние российские паспорта. Мы предлагаем органам МВД РФ рассмотреть возможность организации выезда сюда, в Приднестровье, специальной мобильной группы, которая оформила бы все необходимые документы на месте. Опыт подобного взаимодействия у нас есть. По такой схеме мы несколько лет назад успешно осуществили замену водительских удостоверений.
     - Долго длилась и тяжба по поводу того, должны ли военнослужащие ОГРВ платить подоходный налог…
     - Было такое. С 1 июня 2002 года с нас удерживали налоги в размере 13 процентов денежного довольствия, несмотря на разъяснения Главного финансово-экономического управления Минобороны РФ, Министерства по налогам и сборам и Минфина России. Но сегодня ситуация разрешилась, и в соответствии с Налоговым кодексом личный состав ОГРВ от уплаты налогов освобожден. В итоге каждый контрактник получил прибавку в 800 –1.000 рублей.
     - Что бы вы пожелали своим подчиненным, особенно профессионалам?
     - Верить в себя и в Россию!
     
Социальный портрет

     Среди военнослужащих по контракту, проходящих службу в воинских частях ОГРВ на воинских должностях солдат, сержантов и старшин 58,7 процента – русские, почти 22 процента – украинцы, более 10 – молдаване. Большинство – почти две третьих – имеют среднетехническое и среднеспециальное образование. Более 2,5 процента – высшее.
     Состоят в браке почти три четверти военнослужащих. 55 процентов обеспечены жильем. 43,2 процента имеют выслугу от 10 до 15 лет в календарном исчислении, почти четверть – от 5 до 10. Средний возраст добровольцев около 33 лет.
     4,3 процента контрактников – военнослужащие-женщины.
     Гордость за причастность к делу защиты Отечества испытывают 42,4 процента опрошенных добровольцев (в 2003 г. таковых было меньше 35 процентов). О готовности к самопожертвованию во имя защиты Родины заявили две трети контрактников (против 59 процентов в 2003 г.).
     Уровень желающих служить в Вооруженных Силах РФ на протяжении трех последних лет практически не менялся – 9 из 10 участников исследований не намерены разрывать контракты. При этом 93,7 процента заявляют о стремлении к профессиональному совершенствованию.
     Уверены в своей способности выполнить любую боевую задачу 98,7 процента опрошенных. Верят в своих сослуживцев в любой обстановке четыре пятых добровольцев.
     Несколько хуже показатели материально-бытового плана. Удовлетворены материальным положением менее трети военнослужащих, а условиями досуга – только 19,7 процента участников исследования.

     

     Заместитель командира взвода старший сержант Владимир ВАЛКУВА:
     - Я был призван в июне 2003 года. Службой доволен. Правда, путь к ней получился не таким уж простым.
     Родители у меня – военные, так что гарнизонную жизнь я познал с детства. В 1991-м, после развала Союза ССР, родители переехали из Грузии в Украину, где я поступил в Одесское общевойсковое училище. Проучился два года, но с учебой как-то не сложилось. В итоге оказался в Белгороде. Оформил гражданство РФ, пошел работать. Но жизнь на «гражданке» медом тоже не показалась, и я решил начать жизнь с «чистого листа».
     Родственники в Приднестровье согласились приютить, и уже скоро я стал участковым инспектором, младшим лейтенантом милиции. Отслужив срок, оговоренный контрактом, я вновь уехал в Россию. Попробовал одно, другое и очень быстро понял – все не то. Поразмыслив, пришел в военкомат и заключил в итоге контракт на службу в составе российского контингента в Приднестровском регионе Республики Молдова.
     Что я имею сегодня? Довольно приличный и стабильный заработок, позволяющий содержать семью. Плюс к этому учусь заочно на 2-м курсе юридического факультета Московского областного института управления. Обучение платное, но денежное довольствие со всеми миротворческими надбавками позволяет получать коммерческое образование.
     По окончанию вуза рассчитываю перейти на службу в военную прокуратуру. Вот только сам для себя я так пока и не решил, стоит ли примерять офицерские погоны. А может, стоит вообще попробовать применить юридические знания на каком-то другом поприще - в сфере недвижимости, например. В общем, жизнь покажет. А пока… пока служба помогает осуществить задуманное.
     Водитель БТР сержант Александр КИША:
     - Нынешний мой контракт – четвертый по счету. Прослужил в составе ОГРВ уже 12 лет. А до того была срочная служба в учебной автомобильной части в Москве. Сняв погоны, поработал крановщиком. Но в итоге именно как специалисту мне и предложили подписать контракт. Строил на территории одного из военных городков ОГРВ церковь Андрея Первозванного, мемориал Славы, другие объекты. Позже попал в миротворческий батальон, о чем еще ни разу не пожалел.
     Свой выбор в пользу военной службы я сделал давно. Именно поэтому последний контракт подписал сразу на 5 лет. Всерьез подумываю об офицерских «звездах» – имеющееся высшее образование позволяет надеяться на исполнение этой мечты. Мог бы, конечно, попытаться добиться этого и раньше – вуз окончил заочно аж 7 лет назад. Но для себя решил, что прежде чем командовать, нужно научиться подчиняться. Да и служба в нынешнем качестве меня пока более чем устраивает: получаю приличные деньги (их хватает на то, чтобы снимать квартиру, а не жить в общежитии), идет льготная выслуга (месяц за полтора, а в период выполнения миротворческих задач – за три).
     Конечно, задумываюсь о будущем. Но точно знаю, что с армией я уже никогда не расстанусь, хотя были предложения перейти на службу в органы ФСБ, и ни куда-нибудь, а в столицу! Но покидать товарищей, на плечах которых держится мир в этом пока еще неспокойном регионе, я не спешу – впереди еще вся жизнь.
     Санинструктор медицинского взвода старшина медицинской службы Ирина ЗИНЧЕНКО:
     - После окончания медучилища 4 года работала в одной из городских больниц Тирасполя. Муж был военнослужащим, но семья распалась. Осталась одна с дочерью. Ей сейчас 10 лет. Было достаточно трудно, в том числе и в материальном плане. Однажды кто-то посоветовал пойти на контрактную службу в ряды Российской армии. Долго раздумывала – вроде бы и гражданство РФ есть, и платят в Вооруженных Силах куда больше, чем в местных медучреждениях, но как-то боязно было в корне менять жизнь. Все же решилась и теперь считаю, что сделала правильный выбор. Так вот и получилось, что уже 12 лет я российский контрактник, хотя лично мне больше нравится слово «доброволец».
     Работы, конечно, много. Это и профилактика заболеваний среди миротворцев, и выполнение врачебных назначений, и оперативная помощь. Но зато я чувствую значимость своего труда, а это, поверьте, очень важно для любого человека.
     Конечно, каждый должен к чему-то стремиться. Вот и я, несмотря на напряженный график службы, решила пойти учиться. Сегодня я студентка заочного отделения факультета психологии Тираспольского госуниверситета. Думаю, избрала очень перспективную профессию, которая, кстати, может пригодиться и в армии. Кстати, даже сейчас должность психолога нашего миротворческого батальона вакантна. Но это – дело будущего.
     Служба по контракту дала мне очень многое. Пусть не сразу, но командование выделило мне благоустроенную 2-комнатную служебную квартиру. Я чувствую себя материально и морально независимым человеком, уверенным в завтрашнем дне. У меня есть работа, которую я люблю. Наконец, именно на службе я встретила свою судьбу – мой избранник, как и я, тоже носит погоны.
     На снимках: лучших добровольцев в ОГРВ знают в лицо.


Назад

Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства

Rambler TOP 100 Яndex