на главную страницу

29 марта 2001 года

Сыны Отечества

Четверг

«Мерседес» для генерала Константина

Беседу вел полковник Андрей ПОЧТАРЕВ,
«Красная звезда».
Фото из архива К. Я. КУРОЧКИНА.



    Имя этого боевого генерала до сих пор помнят и чтут в Анголе. «Генерал Константин» - так уважительно и с почтением называли его нынешний президент республики Жозе Эдуарду душ Сантуш, министр обороны Педале, начальник генерального штаба Ндалу, его заместитель Нгонго (ныне посол в Москве). Так называли его и на Кубе Фидель и Рауль Кастро. Заслуженным авторитетом Константин Яковлевич Курочкин по праву пользуется и у наших ветеранов.
    Не случайно, когда в июне 1985 года он покидал Луанду, возвращаясь в Москву, министр обороны НРА Педро Мария Тонья (Педале) в своем прощальном слове подчеркнул: «Не хватает слов, чтобы рассказать о всех тех качествах, которыми обладает наш друг и товарищ по работе, товарищ генерал-полковник Константин. Скажу только, что его помощь была для нас неоценима, и я выражаю ему нашу горячую благодарность за все, что он сделал на благо строительства на родине Агостиньо Нето. Спасибо, генерал Константин!»

    Визитная карточка
    Генерал-полковник Константин Яковлевич Курочкин родился 15 ноября 1923 г. в г. Щигры Курской области. В 1939 г. окончил 1-ю Московскую специальную артшколу, в мае 1941 г. - Пензенское артиллерийское училище. Великую Отечественную войну встретил командиром минометного взвода на мурманском направлении в составе 14-й армии. Воевал на Карельском, 3-м и 4-м Украинских фронтах. Освобождал Венгрию, брал Вену и Прагу. Войну закончил майором в должности начальника разведки 275-го гвардейского минометного полка. С 1947 г. - в ВДВ, где занимал должности от начальника артдивизиона полка до первого заместителя командующего войсками. В 1960 г. окончил с золотой медалью Военную академию им. М. В. Фрунзе, в 1966 г. - с золотой медалью Военную академию Генштаба. С 1982 по 1985 гг. - главный военный советник при министре обороны НРА. С 1985 по 1991 гг. - первый заместитель начальника управления кадров МО СССР. С июля 1991 г. в отставке. Кавалер ордена Ленина, двух орденов Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, пяти орденов Красной Звезды, «За службу Родине» II и III степени, кубинского ордена Че Гевары.


    - Константин Яковлевич, свои университеты вы прошли на фронте, в воздушно-десантных войсках, в Афганистане. Помог ли этот опыт вам в Анголе?
    - Несомненно. Великую Отечественную «пропахал», как говорят, от «звонка до звонка» на передовой, в артиллерии. Был ранен. В ВДВ командовал полком в Каунасе, учебной дивизией в Острове, Тульской дивизией, был заместителем начальника штаба, потом 10 лет первым заместителем у «десантника номер один», Героя Советского Союза генерала армии Василия Филипповича Маргелова. Около десяти раз бывал в своих десантных войсках в Афганистане. Так что школу прошел хорошую. Все это очень пригодилось в Африке.
    - Какова была обстановка к вашему прибытию туда?
    - Как вы знаете, войска ЮАР были выбиты с территории Анголы к апрелю 1976 года. Но в стране не сложили оружия оппозиционные отряды УНИТА во главе с Ж. Савимби. Через соседнюю Намибию юаровцы стали их поддерживать, одновременно нанося удары по партизанским лагерям СВАПО, находившимся на ангольской территории. С 1979 года авиация ЮАР стала совершать свои налеты с северных намибийских аэродромов.
    В 1980 году в провинции Квандо-Кубанго и в августе 1981 года в провинции Кунене были совершены акты агрессии регулярных частей ЮАР в интересах унитовцев. Это были их ответы на операции правительственных войск - ФАПЛА: «10 декабря» (в декабре 1979 г.), «Красный май» (февраль-март 1980 г.) и «7-я годовщина ФАПЛА» (август 1981 г.). Уже на четвертый день после моего приезда в Анголу юаровская авиация нанесла бомбово-штурмовые удары по населенному пункту Жамба.
    Отдельные группировки УНИТА (около 10 тысяч человек) действовали в центральных и восточных районах республики. На севере, в Кабинде партизанскую войну вели сепаратисты - ФЛЭК. Сплошного фронта нигде не было. И в этом состояла основная трудность. Вторая - в том, что армия Анголы находилась в стадии становления.
    - В этом ей помогали советские военные советники и специалисты и кубинские добровольцы. Много их было в то время?
    - Наших было около 2 тысяч, а кубинская военная миссия насчитывала около 40 тысяч человек. Кубинские войска с 1975 года прикрывали наиболее угрожаемые направления со стороны ЮАР на юге и на востоке - со стороны Заира.
    - В Луанде я сменил Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Георгия Семеновича Петровского. До него нашу миссию возглавляли полковник Трофименко, генерал-лейтенант Пономаренко, а затем до 1980 года генерал-лейтенант Шахнович. После меня аппарат советников возглавляли генералы Кузьменко, Гусев, Беляев, Лебедев.
    - Что представляла собой ангольская армия - ФАПЛА?
    - В составе ФАПЛА тогда насчитывалось около 45 бригад. Главные трудности состояли в том, что им не хватало оружия и техники, подготовленного младшего офицерского состава. Процент укомплектованности личным составом в целом по 10 военным округам составлял около 50-60 процентов. На устранение этих проблем и был нацелен наш советнический аппарат. К лету 1985 года совместными усилиями удалось довести процент укомплектованности до 80 процентов, что позволило обучить бойцов и командиров и активизировать боевые действия внутри страны против повстанцев УНИТА, одновременно оказывая противодействие вторгшимся войскам ЮАР (численностью до 6 тысяч человек) на юге страны. Оружие и боевую технику в Анголу поставлял Советский Союз.
    - Каковы были результаты боев?
    - Действуя совместно с кубинскими войсками, части ФАПЛА при нашем участии провели ряд успешных операций против группировок 1-го и 2-го стратегических эшелонов УНИТА, в рядах которой были «белые» наемники из ЮАР, США. Стратегическая инициатива полностью перешла в руки правительственных войск.
    Главным итогом боев стало то, что ФАПЛА набиралась опыта, все больше завоевывая авторитет у своего народа. Однажды после нашего удачного воздушного налета была даже получена информация, что погиб Ж. Савимби. Но оказалось, что он был тяжело ранен и «отлежался» в Англии.
    Важным итогом было и инициирование переговоров между ЮАР и НРА при посредничестве США.
    Были и потери с нашей стороны. За время моей командировки погибли 8 советских военнослужащих. Разбился гражданский экипаж Ан-26 Николая Куца, прапорщик Пестерцов и 2 летчика с Ан-26 попали в плен. Потери понесли и кубинцы около 800 человек на февраль 1984 года.
    - Что еще удалось сделать нашим советникам в Анголе?
    - Благодаря нашему участию началась реформа в ФАПЛА, был принят закон о всеобщей воинской обязанности, разработаны положения о главнокомандующем страны, о введении военного положения и военно-революционных комитетах, были созданы первые две десантно-штурмовые бригады...
    После моей группы в Анголе до 1991 года побывали еще несколько тысяч советских советников и специалистов.
    Печально лишь, что наши ветераны, принимавшие участие в боевых действиях на ангольской земле с 1979 года, под Закон «О ветеранах» не подпадают. Их просто из него вычеркнули.
    - А как складывались отношения с представителями кубинской военной миссии?
    - Прекрасно. Мы находили полное взаимопонимание во всех вопросах. Кстати, накопленный опыт совместной трехсторонней работы в ходе операций ФАПЛА считаю бесценным. Самые добрые впечатления я сохранил, конечно же, о руководителях: Фиделе и Рауле Кастро - в ходе визита из Анголы по приглашению кубинской стороны, о командующих войсками в НРА генералах Томассевиче, Поло, секретаре ЦК КП Кубы Хорхе Рискете...
    - Часто ли вам приходилось встречаться с военно-политическим руководством Анголы?
    - По нескольку раз в день. С теплом вспоминаю рабочие встречи с президентом Жозе Эдуарду душ Сантушем и его советником по вопросам обороны и безопасности, начальником военной контрразведки майором Жозе Мариа, с министром обороны полковником Педале... После 1985 года я еще дважды прилетал в Луанду в командировки в составе групп генералов и офицеров в трудные для этой страны периоды. И всегда мы находили общий язык по всем проблемам.
    - Константин Яковлевич, говорят, что президент НРА подарил вам по итогам командировки «Мерседес»?
    - Истинная правда. Автомобиль даже прислали в СССР. Но министр обороны тогда настоятельно «порекомендовал» мне от него отказаться. В стране началась «перестройка». Так что покататься на подарке мне не удалось.

    На снимке: генерал-полковник К. КУРОЧКИН (слева) во время визита в Гавану с Ф. КАСТРО. 11 февраля 1984 г.

Назад

List Banner Exchange

НАШ АДРЕС:

redstar@mail.cnt.ru

 

Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени
автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства Rambler's Top100 Service Aport Ranker