на главную страницу

5 апреля 2001 года

Кавказская линия

Четверг

В зоне огня

Александр БУГАЙ.
Олег БЕДУЛА.
Фото Игоря БУДЫКИНА.




    Сызранской средней школе №19 присвоено имя Героя России капитана Алексея Кириллина. Когда-то он учился здесь, а 31 января прошлого года погиб в бою в Чечне. На торжественное открытие мемориальной доски, посвященной бывшему ученику школы, приехали мэр Сызрани Василий Янин и родственники Алексея Кириллина.

    Небом Лешка заболел с детства. Его притягивали и манили вертолеты, постоянно летавшие над родным домом. Заслышав этот характерный звук, Лешка бросал все свои важные мальчишечьи дела и, запрокинув голову, с восторгом наблюдал, как легко они скользят по небу.
    А с какой завистью Кириллин смотрел на курсантов Сызранского высшего военного училища летчиков, которые в выходные дни разгуливали по их провинциальному городу в фуражках с голубым околышем! Став старшеклассником, он понял, что любая мечта, прежде чем будет достигнута, должна стать целью. Поэтому стал прилежнее учиться, напряженно готовил себя физически к учебе в военном вузе, совершая ежедневные утренние пробежки и подтягиваясь на любой палке, напоминающей перекладину.
    В училище летчиков Кириллин поступил с первого захода, обойдя на вступительных экзаменах многих своих соперников-абитуриентов. И учился легко. Профессия вертолетчика действительно оказалась его призванием. Алексей считал, что не ошибся в ее выборе, полностью отдавая себе отчет в том, что она наполнена не только романтикой, но и опасностью.
    В 1991 году лейтенант Алексей Кириллин после окончания училища попал служить в Ленинградский военный округ. Еще памятна была афганская война, опыт которой показал, что роль армейской авиации при выполнении различных боевых задач значительно возросла. Но тогда, в девяносто первом, трудно было предположить, что в последующее десятилетие российским вертолетчикам придется совершенствовать свою профессиональную выучку не только на полигонах, но и в «горячих точках».
    В контртеррористической операции на Северном Кавказе вертолеты армейской авиации применялись так же массированно, как и в Афганистане. Их использование в условиях горной местности стало необходимым условием для достижения победы над коварным и хорошо подготовленным противником. Те, кто воевал против федералов, действительно были профессионалами, досконально знали тактику и приемы действий против вертолетчиков.
    Боевики умело прятали свои спаренные 23-мм зенитные установки и пулеметы, часто меняли огневые позиции. Это заставляло наших вертолетчиков тщательно готовиться к каждому полету.
    От желающих отправиться в командировку на Северный Кавказ у командования воинской части, где служил Кириллин, отбоя не было. Авиаторы понимали, что за несколько месяцев в небе Чечни и Дагестана они приобретут такой опыт, который в родном Ленинградском военном округе придется добывать годами. К сожалению, из-за уже ставшего хроническим недостатка горючего вертолетчикам на своих Ми-24 не часто приходилось подниматься в небо. А без полетов классность не повысишь.
    Да и чего греха таить: «боевые» деньги, которые Президент РФ распорядился выплачивать участникам контртеррористической операции на Северном Кавказе, не были лишними в семейных бюджетах вертолетчиков.
    Прежде чем отправить людей на Северный Кавказ, в вертолетном полку провели тщательный отбор летного состава. У летчика-оператора капитана Кириллина противопоказаний, которые могли бы исключить его из списка добровольцев, не было.
    К предстоящим полетам в небе Чечни готовились тщательно. Были разработаны индивидуальные планы-графики полетов. С авиаторами провели теоретическую и специальную доподготовку. Те, кому ранее уже довелось летать над горами Афганистана и в той же Чечне, рассказывали своим менее опытным товарищам об особенностях устойчивости и управляемости боевого вертолета на практическом потолке, особенностях эксплуатации силовой установки на больших высотах. Одна из многих истин, которую вынес Кириллин из тех рассказов, заключалась в том, что боевой порядок винтокрылых машин должен строиться так, чтобы максимально обеспечить живучесть всего подразделения. Иными словами, следовать принципу, известному еще со времен Суворова: «Сам погибай, а товарища выручай».
    Экипаж майора Александра Завитухина, вторым членом которого был летчик-оператор капитан Алексей Кириллин, к сложным метео- и географическим условиям полетов привык быстро. Боевые вылеты в горы осуществлялись, как правило, с основных аэродромов базирования. Они располагались зачастую на значительном удалении от районов боевых действий. Длительного пребывания вертолетов в воздухе требовала и обстановка в районе боевых действий. Горючего же, как и требуется в горах, брали в обрез. Вот здесь вертолетчикам и пригодились знания особенностей навигации в горной местности и методики расчета расхода топлива на больших высотах, которыми поделились с ними в местах постоянной дислокации их более опытные товарищи. С каждым полетом накапливался опыт, повышалось мастерство. Уже в ноябре 1999 года капитан Алексей Кириллин за мужество и отвагу, проявленные при уничтожении боевиков в районе Аргуна, Указом Президента РФ был представлен к награждению орденом Мужества.
    31 января 2000 года разведгруппа десантников, выполнявшая задачу в тылу противника в районе населенного пункта Харсеной, была обнаружена боевиками. Разведчиков надо было срочно эвакуировать. В воздух поднялся вертолет поисково-спасательной службы Ми-8. Пара боевых Ми-24 прикрывала «транспортник».
    Вел группу экипаж майора Александра Завитухина. Вертолетчики знали, что летят над территорией, контролируемой боевиками. Наиболее опасные участки гор, откуда противник мог нанести удар по вертолетам, старались обходить.
    Но война есть война. Всего предусмотреть невозможно. Хорошо замаскированная спаренная «зеушка» ударила со склона горы по Ми-8 внезапно.
    Дальнейшая ситуация развивалась скоротечно. Чтобы прицельно ударить по противнику, надо было малость довернуть. Но на это времени уже не оставалось. Свинец же 23-го калибра, казалось, струей тянулся к поисково-спасательному «транспортнику». Спасти его незащищенный броней борт – в одно мгновение решил Кириллин – можно, лишь подставив свой. Чем руководствовался в то мгновение капитан, принимая решение? Чувством долга? Боевого товарищества? Теперь об этом мы никогда не узнаем…
    За тем, что происходило в небе, со стороны наблюдали десантники. Подвиг этот так позже будет описан в формализованных армейских документах: «Рискуя жизнью, капитан Кириллин А.Ю. направил свой вертолет в зону огня, прикрыв собой поисковый Ми-8, дав ему возможность выйти из зоны поражения. От полученных пробоин и значительных повреждений вертолет Ми-24 загорелся в воздухе. Спасая жизнь товарищей, капитан Кириллин А.Ю. не покинул вертолет и совместными усилиями с командиром направил горящую машину на обнаруженную зенитную установку противника».

    На снимке: у могилы героя.

Назад

Другие статьи этого раздела

List Banner Exchange

НАШ АДРЕС:

redstar@mail.cnt.ru

 

Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени
автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства Rambler's Top100 Service Aport Ranker