на главную страницу

10 Января 2007 года

Специальный репортаж

Среда

Соль на робе

Андрей ГАВРИЛЕНКО.



В каких только командировках не доводится принимать участие сотрудникам нашей газеты! Вниманию читателей мы предлагаем сегодня дневниковые записи, сделанные во время дальних походов корреспондентом «Красной звезды», капитаном 2 ранга Андреем Гавриленко.
Первый его рассказ — о покорении Северного полюса экипажем тяжелого атомного ракетного подводного крейсера системы «Тайфун», по размерам самой крупной подлодки в мире, занесенной в Книгу рекордов Гиннесса, водоизмещением почти 50 тысяч тонн, таким же, как у затонувшего когда-то в Атлантике «Титаника».
Второй – о походе кораблей Балтийского флота к берегам Южной Африки.

     
«Тайфун» на полюсе


     Уже прошло три недели, как мы покинули базу - затерянную среди бесконечных сопок Кольского полуострова бухту Нерпечья. Субмарина на глубине нескольких десятков метров. Над нами сплошной лед, толщина которого, судя по приборам, не меньше трех-четырех метров. Под нами - бездна. Километры воды.
     «До географической точки Северного полюса осталась миля», - командир штурманской боевой части капитан 3 ранга Владимир Прусаков еле сдерживает в голосе волнение.
     «Учебная тревога. Тревога объявлена для прохода географической точки Северного полюса!» - раздается по корабельной трансляции. Сообщения следуют одно за другим: «Курс 180 градусов, скорость 3 узла. До полюса 3 кабельтовых, 2, 1...»
     19 часов 49 минут по московскому времени. Лодка пересекает Северный полюс. Первым поздравляет подводников с этим событием старший похода, первый заместитель командующего флотилией атомных подводных лодок контр-адмирал Владимир Макеев. А спустя несколько мгновений напряжение в центральном посту (ЦП) немного разрядили появившиеся откуда ни возьмись... черти, русалка и морской владыка - Нептун.
     Командирское кресло бесцеремонно занял царь всех морей и океанов, роль которого сыграл техник-оператор радиотехнической группы мичман Сергей Костюхин. Подбадриваемый старшим лейтенантом Олегом Николаенко - заместителем командира электромеханической боевой части по воспитательной работе, переодетым в русалку, он поздравил всех присутствующих в ЦП, дал «добро» командиру атомохода капитану 1 ранга Александру Богачеву «волю выполнить страны» и отправился со «свитой» по отсекам к остальным подводникам.
     Первая часть задачи, поставленной перед экипажем АПЛ, выполнена на «отлично». Теперь нам остается самая «малость» - выйти на радиосвязь с Главным штабом ВМФ. Для этого во льдах надо найти полынью и всплыть.
     Сделать это не так-то просто. Толстый слой векового льда сильнее любой субмарины. Корпусом лодка пробить его не сможет - получит повреждения. Ракетами, которыми напичкан наш атомоход, тоже нельзя. Взрывная волна раздавит субмарину, как яичную скорлупу. И никакой SOS не спасет. Из морских глубин его никто не услышит.
     Наши поиски осложнены выходом из строя дотоле исправно работавшей телеустановки. Прошло еще без малого пять часов... И вот на экране эхоледомера вырисовываются очертания свободного ото льда пространства.
     - Стоп! Малый назад! По местам стоять, к всплытию!
     Постепенно, не торопясь, наша субмарина начинает подниматься. Проходит еще некоторое время, и по черной палубе поползли осколки льда, с шумом падая в прозрачную голубую воду. Над бело-синим полем вырастает стальной гигант.
     Как бы ни был отфильтрован воздух на корабле, его не сравнить с тем, который ворвался через открытый рубочный люк - пьянящий, настоянный на морозе. Природа, гениальный скульптор, вылепила здесь из снега и льда замысловатые фигурки неизвестных зверьков, деревья, маленькие домики. Это бесконечное поле сливается на горизонте с таким же бесконечным и чистым небом.
     Пожалуй, только в Арктике белый цвет имеет такое разнообразие оттенков, каждый из которых причудлив, ярок и неповторим. Сотни созвучий, образующих единую волшебную мелодию, заставляют людей, впервые увидевших эту красоту, влюбиться в нее на всю жизнь.
     Это белое безмолвие всегда притягивало к себе путешественников и первооткрывателей. А с приручением атома, с появлением подводных субмарин и баллистических ракет оказалось, что макушка планеты интересна не только исследователям и ученым. Отсюда, с полюса, можно держать под прицелом едва ли не всю Землю. И тот, кто более прочно обживается в глубинах под этим белым безмолвием, будет по праву сильного диктовать свои условия.
     В США командира атомного ракетоносца на должность назначает лично президент. А ведь и у нас когда-то служба на подводных лодках была почетной и привлекательной. Контр-адмирал Макеев в беседе со мной вспоминал: «Когда я поступал в училище подводного плавания, а было это в середине 1960-х, наша профессия по своей популярности не уступала профессии космонавта». В июле 1962 года, после того как впервые в истории советского ВМФ атомная подводная лодка «Ленинский комсомол» совершила подледное плавание и всплыла в районе Северного полюса, на золотых медалях руководителя похода контр-адмирала А. Петелина, командира подлодки капитана 2 ранга Л. Жильцова и командира электромеханической боевой части капитана 2 ранга Р. Тимофеева, удостоенных звания Героя Советского Союза, были отчеканены номера «11121», «11122» и «11123». В почетном списке Героев подводники-североморцы оказались рядом с летчиками-космонавтами А. Николаевым и П. Поповичем.
     То были звезды первопроходцев. И в нынешние времена, когда подобные походы выполняются с не меньшим напряжением сил, чем самый первый, но в более сложных экономических условиях, каждое покорение полюса - подвиг. Жизнь покорителей глубин и макушки планеты во время таких походов проходит в железных объятиях лодочного чрева. Разве что в каюте, похожей на купе поезда дальнего следования, есть отдушина, напоминающая о доме, с полочкой для книг да рамочками с фотографиями родных, ждущих подводника на берегу. Потому каждое всплытие, которых на пути к Арктике было всего два, воспринималось как праздник. Не всем довелось подняться на командирский мостик, но радовала сама мысль о том, что лодка, долгое время находившаяся в плену у глубины, вырвалась на свободу. И выходившие подышать свежим воздухом с упоением потом рассказывали о небе, на которое в нормальной жизни никто не смотрит, и о бакланах, сопровождавших субмарину в ее коротком плавании в надводном положении.
     Служба на лодке учит ценить жизнь. В прочном корпусе приходится жить неделями, порой месяцами. Оптимистов на лодке гораздо больше, и лица веселые встречаются гораздо чаще, чем мрачные и тоскливые. Особенно... в сауне, где подводники любят посидеть после вахты. Небольшой бассейн наполняется чистейшей забортной водой. И подводники таким образом купаются в Северном Ледовитом океане, снимают накапливающуюся день ото дня психологическую усталость.
     Узнать целебные свойства сауны довелось и мне. Правда, сначала пришлось попробовать вкус соленой воды Баренцева моря. В первый же день похода на глубине 60 метров, куда бесшумно опустилась наша субмарина, в центральном посту состоялось мое торжественное посвящение в подводники. Предстояло опорожнить наполненный до краев забортной морской водой стакан. И с поставленной задачей я справился успешно, за что из рук командира подлодки капитана 1 ранга Богачева получил соответствующее свидетельство.
     Этот ритуал появился, наверное, еще тогда, когда морскую глубину покорила первая подводная лодка. Проходит его каждый, кто впервые в жизни опускается на субмарине под воду. Это своеобразный пропуск, по которому начинающий подводник имеет право стать полноправным членом единого, сплоченного коллектива — экипажа лодки.
     ...В память о пребывании во льдах мы закопали капсулу с посланием тем, кто будет здесь после нас, установили два флага, на которых расписались все члены экипажа - трехцветный государственный и военно-морской Андреевский, оставили белым медведям несколько килограммов сгущенки и тушенки. И отправились домой. Так же бесшумно, как и всплывали, мы ушли на глубину, подо льды, взяв курс на Северодвинск. Родной берег встретил нас через две недели.
     
К мысу Доброй Надежды

     Несколько лет тому назад корабли Балтийского флота — эскадренный миноносец «Настойчивый» и танкер «Лена» — совершили поход к берегам Южной Африки. Покинув свою базу в Балтийске, российские моряки под флагом заместителя командующего Балтийским флотом вице-адмирала Василия Апановича обогнули Европу, пройдя Балтийское и Северное моря, Па-де-Кале, Ла-Манш и Бискайский залив, через Гибралтарский пролив вошли в Средиземку. Затем — через Суэцкий канал — в Красное море. Оттуда в Персидский залив — для визита в столицу Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби. А потом вниз (если смотреть по карте), пересекая экватор, к мысу Доброй Надежды. Приняв участие с кораблями более 20 стран мира в праздновании 75-летия ВМС ЮАР, наши «боевые единицы» взяли курс домой. Прежде чем снова пройти мимо Европы, россияне обогнули всю западную часть африканского континента. Пожалуй, за последнее десятилетие это был самый длинный поход российских кораблей — почти 20 тысяч миль. Три с лишним месяца, все время похода в ЮАР, на борту «Настойчивого» находился корреспондент «Красной звезды».
     Впервые Андреевский флаг на южной оконечности Африканского континента взвился в далеком 1826 г. Сначала капитан-лейтенант Коцебу на шлюпе «Предприятие», а затем экспедиция под командованием Литке обогнули мыс Доброй Надежды. В марте 1853 г. фрегат «Паллада», на борту которого находился писатель Иван Гончаров, и винтовая шхуна «Восток» совершили переход к мысу Доброй Надежды. Спустя еще несколько месяцев после 88-дневного плавания Капскую колонию посетил русский транспорт «Двина». В 1865 г. в Южной Африке побывал фрегат «Дмитрий Донской», а в 1904-м — госпитальное судно «Орел». Затем наступил долгий перерыв — почти целый век. И вот к мысу Доброй Надежды снова пришли корабли под Андреевским флагом.
     Южная Африка встретила российских моряков приветливым теплым солнцем. Не скрывали своей радости при встречах с нами местные жители. Были организованы различные экскурсии. В один из дней мы побывали на мысе Доброй Надежды. Впечатления незабываемые. С высоты птичьего полета открывается неописуемой красоты картина: переливающиеся изумрудными красками морские просторы, набегающие на скалы волны.
     Была у российских моряков и возможность познакомиться с жизнью и бытом моряков южноафриканских ВМС. Мы посетили главную военно-морскую базу ЮАР в небольшом городке Саймонстаун. По техническому оснащению она вряд ли уступит базам ведущих морских держав. Традиции ВМС ЮАР берут начало от британского флота. Как и на английских кораблях, там подчеркивают отличия различных категорий моряков в социальном, служебном, материальном положении. Матрос, к примеру, не имеет права без разрешения появляться в обществе старших по званию. На прием к вышестоящему начальству, как правило, приглашаются моряки только одной категории. На таких мероприятиях не увидишь одновременно старшин и офицеров. Элитарность последних проявляется даже внешне. Считается недопустимым суетливость, быстрая ходьба в присутствии подчиненных.
     Морякам постоянно напоминают: служба на флоте престижна. На это «работают» выпускаемые большими тиражами книги, брошюры, аудиокассеты, плакаты и регулярные масштабные театрализованные представления. Не редкость  и дни открытых дверей, когда на корабли и в учебные центры приглашают членов семей военнослужащих, местное население, показывают технику, вооружение, знакомят с условиями службы, быта и досугом моряков. Перед гостями выступают представители командования. Воспитанию патриотизма способствует приглашение ветеранов флота. Они присутствуют на церемониях ввода в боевой состав кораблей, посещают подразделения в дни годовщин исторических событий.
     Немалую роль играет и постоянно насаждаемый культ подразделения, корабля, части. У каждого корабля, соединения — свои история, герои, эмблемы, знамена, марши, девизы. В ВМС ЮАР есть даже специальная служба, разрабатывающая символику и геральдику кораблей, контролирующая их соответствие историческим канонам и использование.
     Кроме посещения Южной Африки во время похода было немало других интересных встреч, событий. К примеру, как только корабли покинули территориальные воды России, к ним стали присматриваться наблюдатели из разных стран. Над нашим отрядом летали самолеты и вертолеты Дании, Франции, Великобритании, Нидерландов, Испании, Германии. Сразу после прохода Гибралтара к эсминцу «пристроился» отряд кораблей ВМС Италии, а спустя несколько дней вышедший на связь с «Настойчивым» на международном канале экипаж самолета «Орион» базовой патрульной авиации ВМС США передал сообщение: «Командующий 6-м флотом вице-адмирал Аббот приветствует вас в Средиземном море». В Абу-Даби «Настойчивый» принимал участие в международной выставке вооружений. Кроме России свои самые современные корабли прислали туда другие ведущие морские державы. Великобританию, к примеру, представляли легкий вертолетоносец «Илластриес» и фрегат «Ричмонд», США — эсминец «Гамильтон», Германию — фрегат «Мекленбург-Форпомерн», искатель мин «Бад Бавенсе» и тральщик «Энсдорф», Францию — фрегат «Лафайет», Нидерланды — фрегат «Ван Галей» и универсальный транспорт снабжения «Амстердам». Наш эсминец составил им достойную конкуренцию.
     У балтийцев была возможность не только побывать на иностранных кораблях, общаться с зарубежными коллегами, но и познакомиться с Абу-Даби — одним из центров мировой торговли. Это не только определение из энциклопедии. Это стиль жизни. С ввозимых в страну товаров не взимают пошлины, поэтому цены там по сравнению с московскими гораздо ниже, что и привлекает в оазис среди пустыни торговцев со всего мира, в том числе и российских.
     Дальние походы — хорошая возможность для полноценной учебы моряков. Это в беседах со мной не раз подчеркивали многие участники похода, в том числе вице-адмирал Василий Апанович, командир корабля капитан 2 ранга Олег Будин, начальник походного штаба командир бригады надводных кораблей капитан 1 ранга Алексей Тузов. Взять, к примеру, работу механиков. Уже в первую неделю похода после шторма в Северном море, изрядно потрепавшего корабль, пришлось «латать» трещины в паропроводах. Но самые неприятные «сюрпризы» ждали механиков в Мозамбикском проливе, когда корабль прошел половину пути. Друг за другом стали выходить из строя холодильная машина, турбогенератор, опреснительная установка. Это повлекло сбои в системах автоматики. В машинно-котельном отделении температура подползла к отметке плюс 60. И в этих условиях старшине котельной группы старшему мичману Василию Ярынычу вместе с подчиненными пришлось разбирать автоматику топливной системы, чистить ее форсунки, фильтры. Корабельные медики приготовили специальный витаминный напиток для работавших в том аду моряков. И хоть выпил каждый чуть ли не по ведру, без «потерь» не обошлось. Двух машинистов котельных матросов Александра Завадского и Магомеда Абдулкадырова сразил тепловой удар. Пришли в себя они лишь в амбулатории...
     А первая заправка в открытом море! У «Настойчивого» она в этом походе состоялась в Бискайском заливе. Словом, вернувшись в родную базу, экипаж «Настойчивого» стал самым подготовленным на всем Балтийском флоте. Что такое дальний океанский поход, с какими трудностями при этом можно столкнуться, даже о морских традициях, связанных с пересечением экватора, эти ребята знали уже не понаслышке. Неудивительно, что подавляющее большинство офицеров корабля получили назначения на вышестоящие должности. А матросов, старшин и мичманов «Настойчивого» и «Лены» справедливо стали именовать «морскими волками».
     Побольше бы «волков» отечественному флоту!

     На снимках: Первый заместитель командующего флотилией атомных подводных лодок контр-адмирал Владимир МАКЕЕВ.
Участники похода на полюс: командир субмарины капитан 1 ранга Александр БОГАЧЕВ и командир дивизии атомных подлодок капитан 1 ранга Владимир ДОМНИН.
«Тайфун» возвращается из похода.
Лодка «вспарывает» льды.
Праздник Нептуна во время пересечения экватора.
Порт захода - южноафриканский Кейптаун.
Старшина котельной группы «Настойчивого» старший мичман Василий ЯРЫНЫЧ.
Эскадренный миноносец «Настойчивый».



Назад

Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства

Rambler TOP 100 Яndex