на главную страницу

16 Сентября 2010 года

Новые книги

Четверг

Ученый, гражданин, офицер...

Борис СЕДОВ.



     В ИСТОРИИ отечественной военной мысли есть незаслуженно забытые имена. Среди них - Александр Андреевич Свечин, генерал-майор русской императорской армии, комдив РККА. О нем мало что известно даже большинству военных специалистов современной России. Между тем этот военный теоретик (1878-1938 гг.) оставил нашей Родине богатое идейное наследие, и многие его идеи могут быть востребованы сегодня - естественно, с учетом новых военно-технических и политико-военных реалий.
     В связи с этим не может остаться незамеченной многолетняя деятельность академика РАН и Академии военных наук Андрея Афанасьевича Кокошина по исследованию творчества и жизни А.А. Свечина. Недавно в Москве в серии «Долгосрочные тенденции в области обеспечения национальной безопасности России» вышла его новая работа - «Введение к изучению творчества и жизни выдающегося отечественного военного деятеля Александра Андреевича Свечина». Она фактически представляет собой абрис первой, вводной главы большого монографического исследования.
     Академик Кокошин, в 1990-е годы первый заместитель министра обороны РФ, затем государственный военный инспектор - секретарь Совета обороны РФ и секретарь Совета безопасности России, в этой работе обращает внимание на основные, важнейшие достижения Свечина в исследовании политико-военных и военно-стратегических проблем ХХ века. Он указывает на то, что значение «свечинской темы» выходит далеко за пределы сугубо военной проблематики.
     Монографическое исследование, над которым ведет работу автор, - это, по его словам, не классический историко-биографический труд. Замысел исследования состоит в том, чтобы показать исключительную значимость теоретического и методологического наследия Свечина для современных условий в области обеспечения обороноспособности и национальной безопасности нашей страны. Труды Свечина по военно-теоретическим и политико-военным проблемам, вопросам оперативного искусства, воспитательной работы, по тематике разведывательной работы представляют много возможностей для размышлений в свете вызовов дня сегодняшнего и завтрашнего.
     Центральный труд А.А. Свечина - это «Стратегия» (вышел в 1926 и 1927 гг. первым и вторым изданиями). Как справедливо отмечают отечественные исследователи, Свечин - едва ли не единственный из мировых теоретиков, книга которого по стратегии прошла испытание Второй мировой войной. Свечинская «Стратегия», отмечает академик Кокошин, «высится во времени и пространстве как сложная, многомерная пирамида политико-военной, военно-стратегической, оперативной, тактической мысли, профессионализма, ответственности перед своим народом, перед нашими Вооруженными Силами, возвышающаяся над всем, что было создано до него и после него вплоть до нашего времени».
     В этом труде Свечин, помимо высоконаучного подхода к вопросам военной стратегии, тонкого знания нюансов этого предмета, продемонстрировал многоплановое, поразительное видение международных отношений, мировой экономики и глубокое понимание особенности исторического развития России, нашего народа, его национальной психологии.
     Свечин, в частности, тщательно изучал вопросы комплектования вооруженных сил того или иного государства, их зависимость от социального состава общества, экономического положения того или иного государства, уровня развития производительных сил в конкретную историческую эпоху.
     НЕОТЪЕМЛЕМОЙ частью разработок Свечина по вопросам военной стратегии являются вопросы стратегического руководства - организации системы Верховного главнокомандования и роли в этой системе Генерального штаба. Сегодня он считается общепризнанным автором формулы «интегрального полководца», которая широко использовалась на практике в годы Второй мировой войны и в СССР, и в других странах.
     Свечину принадлежит одно из наиболее глубоких исследований прусско-германского Генерального штаба, созданного и успешно руководимого долгое время Гельмутом Мольтке-старшим и многие десятилетия считавшегося, в том числе и у нас, образцом такого органа военного управления во многих странах. «Мы, - пишет академик Кокошин, - и по сей день сталкиваемся с желанием подражать той роли, которую играл этот Генштаб в системе стратегического руководства Германии второй половины XIX - начала ХХ века, но без понимания конкретно-исторических причин, позволивших создать такой Генштаб, без понимания масштаба личностей, стоявших во главе него, глубины их образованности и общей культуры».
     Любому, кто сегодня профессионально занимается вопросами стратегического руководства (управления) в военной сфере, автор советует обратить внимание на специфику того германского Генерального штаба, чтобы понять радикальное различие между этим органом и тем, что мы можем и должны иметь в современных условиях, ориентируясь на долгосрочную и среднесрочную перспективу. И лучшего источника, чем разработки Свечина (к которым можно присовокупить соответствующие разделы капитального труда Б.М. Шапошникова «Мозг армии»), не найти и по сей день, указывает А. Кокошин.
     В своем творчестве не прошел Свечин и мимо вопросов роли разведки, разведывательной деятельности, причем ее сущности с точки зрения принятия политико-военных и военно-стратегических решений, как и решений при проведении операций.
     «Такая ориентация разведслужб на решение задач, стоящих перед политическим руководством, военным командованием, - ключевой вопрос деятельности разведорганов и разведчиков. Это, казалось бы, самоочевидная задача, однако в реальной жизни нередко все получается иначе», - замечает автор. Годы «холодной войны», в частности, показали, что нередко разведслужбы СССР и США с их союзниками по НАТО были больше увлечены борьбой друг с другом, нежели добыванием информации, важной для принятия решений.
     Разведка, пишет академик Кокошин, должна не ожидать все время заданий, а вести поиск в тех направлениях, которые другие еще не видят. Руководство разведслужб не должно бояться брать на себя ответственность за работу над перспективными проблемами, выходящими за горизонт текущего видения государственных руководителей и военачальников высоких рангов, перегруженных, как правило, повседневной, во многом суетной работой. А вышестоящее руководство обязано поощрять к этому разведку. Такими качествами обладала русская военная разведка, институционализированная военным министром Михаилом Богдановичем Барклаем-де-Толлем незадолго до начала Отечественной войны 1812 года.
     НА ОСНОВЕ глубоких теоретических и прикладных знаний военного дела Свечин вырабатывал свои рекомендации относительно главных параметров плана будущей войны - Второй мировой. К великому сожалению, эти глубоко продуманные Свечиным рекомендации относительно соотношения активной стратегической обороны и стратегического контрнаступления были большей частью проигнорированы. Они не соответствовали тем идеологемам, которые господствовали у партийно-государственного руководства страны и высшего военного командования.
     Эти идеологемы продолжали сказываться и в послевоенный период. Одним из результатов этого стал, отмечает А. Кокошин, ряд принципиальных ошибок в стратегии оборонно-промышленного развития страны, в построении группировок войск СССР и его союзников. А это в свою очередь привело к огромному перенапряжению ресурсов Советского государства и народа, к его истощению в десятилетиях «холодной войны» с Западом и, в конечном итоге, к поражению в этом противостоянии.
     Из этого поражения в нашей стране, считает автор, «до сих пор не сделаны достаточно полномасштабные и адекватные, трезвые, неангажированные выводы, без чего России невозможно перейти из статуса «побежденной державы» в статус ведущих, реально суверенных и наиболее влиятельных стран мира. Такого рода исследования необходимы в свечинском духе и стиле, в духе подлинного, а не показного патриотизма».
     Свечина-автора, подчеркивает академик Кокошин, отличала исключительная гражданская и научная честность, трезвость в суждениях - все то, что в большинстве периодов истории России было в большом дефиците. Это был экстраординарный отечественный мыслитель, глубоко патриотичный и порядочный человек, ни разу не поступившийся честью русского офицера. Автор «Введения к изучению творчества и жизни выдающегося отечественного военного деятеля Александра Андреевича Свечина» рассматривает свою работу как вклад в возвращение нашего долга этому выдающемуся ученому, гражданину, военному профессионалу.


Назад

Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства

Rambler TOP 100 Яndex