на главную страницу

3 Февраля 2005 года

История Отечества

Четверг

ОПЕРАЦИЯ «ВОЗМЕЗДИЕ»

Владимир ЛОТА,кандидат исторических наук.



     Командование Разведывательного управления требовало активизировать действия на железных дорогах, чаще организовывать крушения военных эшелонов с личным составом противника, военной техникой и военными грузами, приказывало «вывести из строя минское железнодорожное депо и электростанцию Минска…»
     13 сентября 1943 года Д. Кеймах направил в Центр донесение: «Ваши указания получил. Дима».
     В тот же день с партизанского аэродрома Д. Кеймах вылетел в Москву. Вместе с ним в ночь с 13 на 14 сентября 1943 года на Большую землю отправились командиры других разведывательно-диверсионных групп - И. Рыбаков, А. Захаров и В. Воронянский.
     Обязанности командира Особой партизанской бригады стал исполнять майор Николай Федоров. Он о проведенных операциях практически ежедневно докладывал в Центр. В частности, 15 сентября 1943 года Колокол докладывал: «На участке железной дороги Вильно - Молодечно около Сморгонь пущен под откос эшелон противника. Разбит паровоз и 4 вагона с боеприпасами. Простой движения поездов на участке составил 17 часов. Диверсию совершили группы Аминеева и Савицкого».
     По существовавшему в годы войны правилу Колокол сообщил в Центр и о вылете в Москву Кеймаха, Рыбакова, Захарова и Воронянского. В той же радиограмме Колокол просил Центр сообщить о прибытии борта в Москву. Но ни 14, ни 15 сентября сообщения о прибытии в Москву командиров разведывательно-диверсионных групп Колокол не получил.
     Только 29 сентября майор Федоров получил из Центра радиограмму, в которой сообщалось: «Колоколу. Самолет, на котором летел Дима, не вернулся. Есть данные, что Дима, видимо, погиб. Продолжаем проверять. Если вам станет известно что-либо другое, немедленно сообщите. Центр».
     Других сведений не было. Самолет, на котором в Москву летели командиры разведывательно-диверсионных групп, видимо, был сбит немецкими средствами противовоздушной обороны. Трагедия произошла в ночном небе где-то в районе города Великие Луки…
     Обсуждая неудачу с отравлением Кубе, Мария Осипова и Елена Мазаник пришли к выводу, что у них есть еще одна, видимо, последняя возможность – подложить мину в спальню гауляйтера. Мария обещала посоветоваться по этому поводу с Федоровым и доставить из партизанского отряда мину для Кубе…
     
Возмездие

     Мария Осипова встретилась в партизанском отряде с майором Федоровым. В отряде о подготовке покушения на Кубе, кроме Федорова и его заместителя Хатагова, никто ничего не знал. Втроем детально обсудили план предстоящей операции.
     Мария никогда не имела дела с минами. Федоров приказал принести в землянку две новые мины, которые в августе 1943 года Центр прислал в отряд по заявке Давида Кеймаха. Мины были небольшими. Мария даже усомнилась, что одна такая «игрушка» способна уничтожить Кубе. Федоров успокоил: мина обладает значительной поражающей мощью. Ее особенность в том, что в ней нет часового механизма. Поэтому «услышать» ее невозможно.
     - Такую мину можно подложить даже под матрац в кровати Кубе, и никто ее не обнаружит, - завершая объяснения, сказал Федоров.
     Майор научил Марию запускать взрывной механизм, объяснил, что после запуска взрыв произойдет строго в определенное время, рассчитал, когда мину следует заложить в постель Кубе…
     С большими трудностями, обходя немецкие посты, Мария Осипова возвратилась в Минск. 21 сентября под предлогом покупки туфель, которые якобы продавала Елена Мазаник, она пришла к ней домой. Во дворе дома увидела несколько человек, которые на скамейке коротали теплый осенний вечер. Мария поинтересовалась у этих людей, где живет Галя, которая работает у Кубе.
     Кто-то из жильцов ответил вопросом на вопрос:
     - А зачем тебе Галя?
     - Так ведь она туфли продает, - спокойно объяснила Мария. Пока Осипова разговаривала с людьми, один из жильцов дома ушел, как оказалось, в свою комнату, которая отделялась от комнаты Елены Мазаник тонкой перегородкой. Это был полицай. Ему хотелось знать, зачем незнакомая женщина пришла к Гале, как все называли Елену Мазаник.
     Елена была дома вместе с сестрой Валентиной. Они знали, что 21 сентября вечером к ним должна прибыть Мария, и ждали ее. Легенда посещения Мазаник: туфли, которые якобы продавала Елена.
     Женщины, давно догадываясь, что за стеной их подслушивает полицай, завели громкий разговор о достоинствах туфель и их цене. Пока торговались, Мария шепотом и показом объяснила Елене, как запускать взрыватель и когда устанавливать мину. Они условились, что после установки мины в постель Кубе обе женщины тут же покинут город. Условились встретиться в 10 часов утра на следующий день в сквере у Театра имени Янки Купалы…
     Пока Мария и Елена обсуждали подробности предстоящей операции, Валентина громко говорила:
     - Мария, забирай туфли. Деньги я сама пересчитаю, потому что она не умеет…
     Полицай так ничего и не понял. Жильцы, все еще находившиеся во дворе, вскоре увидели женщину со свертком под мышкой...
     Сестры не сомкнули глаз до утра. В назначенный Марией час они запустили взрыватель. На всякий случай простились. Елена положила мину в сумочку, накрыла ее сверху носовым платком. Затем взяла портфель с бельем. Расчет был прост: солдат первого поста у дома Кубе прежде всего проверит портфель. Так все и получилось.
     Офицер на втором посту потребовал открыть и сумочку. Елена, с трудом сдерживая волнение, открыла ее. Офицер заинтересовался платком. Елена пояснила:
     - Этот для фрау Аниты. - И добавила: - Если господину офицеру нравится, то она завтра принесет ему такой же.
     Имя жены Кубе, которой Елена якобы несла платок, остановило офицера, он пропустил Елену.
     Далее события развивались в соответствии с планом, который был разработан Еленой и Марией Осиповой. Мазаник убрала закрепленные за ней помещения, вымыла лестницу, почистила сапоги гауляйтера. Когда Кубе уехал, Елена обратилась к фрау Аните с просьбой разрешить ей отлучиться ненадолго к знакомому стоматологу. После этого, выбрав удачный момент, проникла в спальню Кубе и подложила мину под пышный матрац кровати гауляйтера…
     В 10 часов она была в сквере около театра Янки Купалы. Через несколько минут туда же прибыли Валентина и Мария Осипова. Мария предложила женщинам, не теряя ни минуты, идти к Оперному театру, где их подберет грузовая машина. Когда у театра к сестрам подъехал грузовик, за рулем которого был водитель Николай Фурц, Валентина и Елена неожиданно для себя увидели в кузове и Марию Осипову.
     Без остановок грузовик добрался до Паперни, где должен был загрузиться песком. Три женщины направились в лес. Мария одной ей известными тропами вывела сестер к условленному месту. Там их ждал партизан с лошадью и телегой. Спустя несколько часов подпольщицы оказались в партизанском отряде.
     Ночью Николай Федоров, Мария Осипова и сестры Елена Мазаник и Валентина Шуцкая не спали. Ждали вестей из Минска. Утром стало известно, что гауляйтер Кубе уничтожен. Операция «Возмездие» завершилась…
     В Центр полетело донесение: «22 сентября 1943 года в 4.00 взрывом убит генеральный комиссар Белоруссии Кубе. Диверсию готовил при помощи Черной через Шуцкую Валентину Григорьевну. Диверсию совершила Галя - Мазаник Елена Григорьевна. Мина была подложена под матрац кровати в спальне Кубе. Люди, готовившие диверсию, находятся у меня. Колокол».
     Уничтожение наместника Гитлера в Белоруссии имело большое политическое значение, стало логическим продолжением операции войск Красной Армии по разгрому немецко-фашистских войск на Курской дуге, которая завершилась 23 августа.
     26 сентября 1943 года из Центра командиру Особой партизанской бригады майору Николаю Федорову поступило срочное указание: «Донесите немедленно и подробно, кто конкретно готовил операцию по уничтожению Кубе. Являются ли названные девушки-исполнители вашими агентами или они принадлежат другому хозяину? Если они ваши, то где, когда и кто их завербовал? Как они попали к вам после операции? Кто снабдил их материалами для проведения этой операции? Под вашу личную ответственность всех исполнителей сохранить и оказывать им лучшее внимание и заботу. Центр».
     За этим указанием последовало еще более строгое: «…Если к вам придут представители других советских органов, работающих в вашем районе, за этими девушками, молнируйте: кто пришел? кем направлен? Передачу девушек будете производить только после установления личности представителей и лиц, которых они хотели бы взять. Получение указаний подтвердите. Центр».
     Отвечая на запрос Центра, майор Николай Федоров 29 сентября сообщил: «Данную операцию по убийству Кубе готовил лично. Колокол.
     В тот же день Центр строго приказал Колоколу: «Организуйте надежную охрану места дислокации отряда и защиту девушек-исполнителей операции по уничтожению Кубе».
     Далее события развивались быстро и под жестким контролем Центра. 2 октября Федоров получил указание из Москвы: «Все участники диверсии по уничтожению Кубе будут вывезены. Ожидаю погоды. Самолет будет подан туда, откуда вылетал Дима. Время отправки людей и вас сообщим. Ожидаю от вас донесения о том, кого будете отправлять. Ответ ожидаю тотчас же по получении моей телеграммы. Центр».
     Видимо, в Центре информацией об уничтожении Кубе, которую майор Н. Федоров направлял в Москву, интересовался не только начальник Разведуправления Генштаба Красной Армии генерал-лейтенант Ф.Кузнецов. 3 октября Центр вновь приказал Федорову немедленно доложить в Центр «за подписями Черной, Гали и Шуцкой:
     1. Когда и кто предложил каждой из них организовать дело (указать дату, кличку).
     2. Назовите клички людей, кто конкретно ставил задачу по уничтожению Кубе?
     3. Ставилась ли перед каждой из них эта задача ранее, и давались ли необходимые для проведения этой операции материалы?»

     Майор Федоров, продолжая руководить боевыми операциями разведывательно-диверсионных групп, отвечал на бесконечные и не совсем понятные запросы Центра. В Минске обстановка была крайне напряженной. Фашисты арестовывали людей, расстреливали их, как и раньше, без суда и следствия. Во всех органах немецкого оккупационного управления проявлялась растерянность, которую фашисты маскировали особой жестокостью и массовыми репрессиями. Гестаповцы упорно искали исполнителей акции по уничтожению Кубе, но безрезультатно.
     4 октября Центр приказал Колоколу: «Самолет специально за вашими людьми даю 5 или 6 октября на площадку, откуда отправлялся Дима. Люди, сопровождающие самолет, эту площадку знают. Назначьте ответственного из своих людей за отправку девушек. Обеспечьте их надежную охрану».
     (Окончание следует).
     

     На снимках:Вильгельм КУБЕ, Герой Советского Союза Елена Мазник, публичная казнь патриотов в оккупированном Минске. 26 октября 1941 г.


Назад

Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства

Rambler TOP 100 Яndex